Глава 1

Госпожа Кагуя: Семь чудес академии Сютиин

Он мёртв.

И скоро я последую за ним.

Хочу лишь, чтобы осознал он

Чувства, что в сердце моём спрятаны.

Моя душа будет вечно

Блуждать по этой академии..

"Последняя заметка девушки"



Из журнала заседаний студсовета академии Сютиин.

Глава 1. Студсовет хочет обмануть


Учебное заведение для детей знати и самураев, престижная школа с почётной и давней историей.

Пускай аристократии в современном мире больше нет, однако академия по-прежнему была наполнена молодёжью, на которой лежит ответственность за будущее страны.

И, разумеется, ни единому простому смертному не суждено было возглавить её.

— Эй! Смотрите, это те двое из студенческого совета!

Воскликнула девушка, взрываясь от энтузиазма. Толпа отреагировала на её крик и сосредоточила своё внимание на единой точке. В коридоре стало шумновато.

Этой точкой были двое учеников. Юноша и девушка, купаясь во внимательных взглядах, продолжали идти со спокойными лицами.

Благодаря какому-то волшебству в этом шумном проходе были слышны лишь шаги этих двоих.

Юноша с острым взглядом и девушка, каждое движение которой веяло элегантностью. Вид их, идущих плечом друг к другу, выглядел так, словно это сочетание было предопределено на небесах. Нет ничего удивительного в том, что они привлекали внимание толпы.

Какая-то девица, наблюдая за ними, сетовала:

— Эхх, госпожа Кагуя.. отчего же вы так прекрасны..

Не будет преувеличением сравнить её с лилией, пионом или любым другим цветком. И звали девушку..

Вице-президент студенческого совета академии Сютиин, Кагуя Синомия.

С активами в 200 триллионов иен и многочисленными дочерними компаниями во всех отраслях, будь то производство автомобилей, железных дорог и даже строительство банков, "Shinomiya Group" являлась одним из четырёх ведущих конгломератов в стране.

Как старшая дочь главы семейства, Ганон Синомии, Кагуя была дамой из престижной семьи в прямом смысле этого слова.

Будто бы по правилу своей родословной, она обладала выдающимися достижениями в самых разных областях, таких как традиционное исполнительское искусство, музыка, даже боевые навыки. Она во всех отношениях была настоящим гением.

А юноша, опекаемый Синомией..

— Ох, глаза главы.. кажется, будто бы они способны видеть всё насквозь..

Президент студенческого совета академии Сютиин, Миюки Сироганэ.

Он сильный и молчаливый, умный и мудрый. У него самый высокий балл на экзаменах, и он, бесспорно, номер один в своём классе.

Даже среди всех гениев, стремящихся к высшему баллу в стране, он был грозным кандидатом.

В отличие от многогранной Кагуи, он обрёл уважение всей академии благодаря высоким оценкам, заработанным в одиночку. В то же время он победил на выборах в студенческий совет благодаря своему образцовому поведению. Он был, без сомнения, выдающимся юношей.

Амулет, который он носил на груди, передавался от президента к президенту в академии в течение двух сотен лет.

В случае, когда студентка проходит мимо Сироганэ, одного взгляда от него достаточно, чтобы заставить девушку нервно дрожать. Тут уж ничего не поделаешь.

В академии Сютиин, которая обучала детей с начальной школы и вплоть до университета, текущий президент был исключительным. За всю историю таких было лишь трое.

Мало того, Сироганэ победил в осенних выборах и вступил в должность на второй срок, что сделало его исключением из исключений.

У него был пронзительный взгляд, и мало кто имел смелость взглянуть ему в глаза. Такое удавалось лишь тем, кто имел непоколебимую волю или чистую совесть.

— Эй, взгляните, как Кагуя и глава весело болтают..

— Постойте, неужели Синомия нисколько не боится Сироганэ?

— Это Кагуя, ты в курсе? Она, наверное, самый невинный человек на планете. Лишь такой девушке, как она, дозволено стоять рядом с президентом.

— Как думаешь, они встречаются?

— Кто знает? Я слышал, что Сироганэ признался в чувствах Кагуе перед осенними выборами.

В тесной среде академии такие темы поднимались постоянно.

Кроме того, это были любовные сплетни о двух гениях, поэтому нет ничего удивительного, что они привлекали внимание студентов.

Выборы уже закончились, однако они не устали от этих слухов.

Следуя к комнате студсовета, Миюки Сироганэ беседовал с девушкой рядом с ним.

Однако глаза его не отрывались от французского разговорника, который он держал в руке. Сироганэ учится по 10 часов в день, потратить время на прогулку, не получив при этом знаний — непростительно!

В современном обществе тебя могут упрекать, если ты смотришь в телефон во время ходьбы, но, когда ты читаешь книгу на ходу, реакция будет неоднозначнее. Сироганэ прямо-таки походил на живого Ниномию Сонтоку.

Девушка неловко улыбнулась ему, у неё не было ни единой мысли упрекать его за это. Это было само собой разумеющимся.

— Это нормально для их возраста, не обращай внимания.

Они непринуждённо болтали. Их спокойное поведение было похоже на насмешку над крестьянами, которые просто не могли не болтать о своих проблемах.

— Мм?

Сироганэ отвёл взгляд от разговорника и обнаружил, что Кагуя поднесла руку к губе и элегантно улыбнулась.

Президенту показалось, что подобная ситуация уже была.

Он не мог припомнить, как разговор тогда начался, но Сироганэ был уверен: они точно говорили в такой же обстановке раньше.

— Да, ты права.

Это произошло восемь месяцев назад.

Так же, как и сегодня, Миюки и Кагуя по пути к комнате студсовета слышали, как студенты сплетничают вокруг.

— Как считаешь, может, они встречаются?

Когда Сироганэ услышал это, его посетила мысль:

"Хах, они думают, что Синомия и я встречаемся? Как и всегда, дуракам нравится обсуждать эту бессмысленную любовную тему."

Это было мнение, достойное поста президента студенческого совета, стоящего на вершине "ученической лестницы".

Однако..

"Впрочем, если бы Синомия прямо-таки потребовала, чтобы я вышел с ней на прогулку, я бы, пожалуй, подумал над этим!"

К сожалению, Миюки Сироганэ тоже был подростком, переживающим половое созревание.

Он чувствовал, что хуже тех его друзей, у которых есть вторая половинка, с нетерпением ждал любовной колонки в еженедельном журнале манги, который приносит в школу его подопечный, и иногда даже читал мангу с непристойными сценами.

"Я уверен, что у неё есть ко мне чувства. Это лишь вопрос времени."

Он погладил свой подбородок и бросил пронзительный взгляд, словно охотник, загнавший в угол свою жертву.

"Ей следует лишь снять маску идеальной, избалованной принцессы и обратиться ко мне, краснея от смущения."

Сироганэ хихикнул, представив себе, как Кагуя робко признаётся ему в любви.

Одновременно с этим Кагуя, не ведая о мыслях главы, теребила юбку, что была ей чуть ниже колен, и размышляла:

"В самом деле.. неосведомлённые дети с их пустыми разговорами, кто я, по их мнению, такая? Я член семьи Синомия, я часть сердца этой страны. Как они могут думать, что я встречаюсь с простолюдином?"

Кагуя поддерживала бодрую улыбку на лице, в то же время вздыхая от безобразия вокруг.

Идеальная японка должна идти на три шага позади мужчины, однако открывать спину этой девушке было бы очень неразумно.

Несмотря на её чистую и аккуратную внешность, душа её была чёрной.. мм.. нет, скорее ближе к красновато-чёрному, прямо как цвет запёкшейся крови.

"Впрочем, я полагаю, что небольшая вероятность на отношения всё же есть. Если он встанет на колени, предложит своё тело, душу и родной город, думаю, я смогу сделать из него человека, достойного меня."

Кагуя представила, как Сироганэ, сменив свой обычный пронзительный взгляд на более мягкий, признаётся ей в чувствах. Она едва подавила улыбку.

В конечном итоге, ситуация выглядела примерно так:

Если хоть одна из сторон возьмёт инициативу, на отношения будет шанс.

"В самом деле, нет ни единого мужчины, который бы не влюбился в меня. Это лишь вопрос времени."

Она тихо рассмеялась. Это была улыбка, которая соответствовала типичной влюблённой девушке её возраста.

Каждый из них был привязан к друг другу.

Если бы одна из сторон призналась в чувствах, любовь бы расцвела. Счастливый конец был прямо перед их глазами.

И Миюки, и Кагуя знали, что всё работает именно так.

Это был лишь вопрос времени.

Всё верно, рано или поздно другая сторона признается.

Им нужно лишь терпеливо ждать..

Пока они думали таким образом, прошло [b]восемь месяцев.[/b]

За это время ничего особенного не произошло.. впрочем, нет, кое-что таки случилось. Они ездили в школу на одном велосипеде, возвращались домой под одним зонтом, вместе смотрели на фейерверки, вместе попали в студсовет на второй срок, а также рисовали портреты друг друга. Они даже узнали цвет нижнего белья предмета их воздыхания. Как видите, многое за это время произошло.

Но признаться никто так и не решился.

Причиной этому была их упёртость и в то же время популярность.

Независимо от того, насколько они были совместимы, тосковали ли они друг по другу, они ждали признания от другой стороны. Худшим сценарием будет, если они так и продолжат до самой старости.

Со временем, пока они ждали инициативы от другого, их мысли с "Ну, я мог/могла бы встречаться с ним/ней" перешли в "Я заставлю его/её признаться мне".

В конечном итоге это даже превратилось в "Чёрт, поспеши и признайся мне наконец!", но так думать уже как-то неловко.

Итак, они вели себя как обычно, пытаясь заставить друг друга признаться, и шли в комнату студенческого совета.

Как только Кагуя и Сироганэ открыли дверь, они обнаружили, что в комнате уже кто-то есть.

— О, президент. И Синомия-семпай тоже.. привет.

Парня, сидевшего на диване, звали Ю Исигами.

В студсовете он работает казначеем, а также ответственен за обработку документов.

В академии Сютиин путём выборов избирается лишь президент, остальные члены совета назначаются выбранным главой.

Исигами — талантливый парень. И года с поступления не прошло, как Сироганэ отыскал его и предложил работу. Конечно же, он остался здесь и на второй срок.

Его длинная чёлка закрывала половину лица, а привычка носить на шее наушники выглядела так, будто этим он абстрагировался от людей. Первое время он и правда почти не контактировал с членами совета, забирая всю работу домой.

С тех пор Исигами вырос над собой. Теперь он спокойно может находиться здесь и работать вместе со всеми.

По сравнению с застывшими отношениями Миюки и Кагуи, Исигами действительно продвинулся вперёд.

— Хм? Здесь только Исигами?

Сироганэ и Кагуя пришли сюда после встречи с клубами, поэтому они предположили, что остальные члены уже должны быть здесь.

Помимо Ю, в совете работало ещё два человека. Они тоже посещали какие-то школьные кружки, поэтому Сироганэ подумал, что они там, но Исигами лишь покачал головой:

— Вообще-то, Фудзивара и Ино были здесь, но куда-то убежали, как только увидели вот это..

Затем Исигами осторожно достал белый конверт.

— Что это? Заявление в студенческий совет?

— Прочти сначала.

У главы возникло плохое предчувствие. Пахнет проблемами.

Исигами не был глупым, поэтому он не стал бы тратить время вечно занятого Сироганэ на простое чтение документов, а пересказал бы устно их краткое содержание. Раз уж он просит прочесть его лично, значит, что-то тут не так.

Президент аккуратно вытащил письмо из конверта.

"Почему ты мне не отвечаешь? Знаю же, что ты одинока. Вот, насколько я тебя хорошо знаю, или.. даже, я единственный, кто понимает тебя настолько хорошо. Ох, как ты прекрасна, твой вид, когда ты бегаешь в подготовке к спортивному фестивалю, твоя кожа, блестящая от пота.. Как бы я хотел навеки запечатлеть в памяти твою красоту. Когда придёт время, я пойду с тобой. Мы вместе обратимся в вечность, и красота твоя будет навеки сохранена. Это ведь так важно, почему же ты мне не отвечаешь? Почему не хочешь понять? Если ты не ответишь, мне придётся спасать твою красоту своими собственными руками. Даже если ты не признаешь меня, уверен, признает Господь, ведь сохранение твоего облика — единственно верное решение."

— Хм..

Прочитав письмо, Сироганэ осторожно положил его обратно в конверт.

В этот момент Кагуя принесла свежесваренный чай, и президент, протягивая ей листок бумаги, в свою очередь взял чашку. Обменявшись предметами в руках, Кагуя безмятежно спросила:

— Что там?

Глава отхлебнул чаю и медленно произнёс:

— Самое обычное письмо с угрозами.

Его лицо выражало такую уверенность, словно его, как элиту, просто не могут волновать такие обычные вещи.

Внешне он, может, и выглядел спокойным, но..

"Какой ужас! Хух.. Говоря.. "мне придётся спасать твою красоту своими собственными руками", он же нарушает закон, правда ведь? Нет-нет, как бы то ни было, это вне юрисдикции студенческого совета. Это слишком страшно!"

Словом, на сердце ему было неспокойно.

Сироганэ побледнел, и свет исчез из его глаз, пока он пытался утихомирить дрожащие руки. Чтобы не пролить чай, он одним глотком осушил чашку и обжёг себе горло.

Но благодаря этой боли президент смог немного успокоиться.

Прокашлявшись немного, глава спросил Исигами:

— Преступник, написавший эти угрозы, немного неуклюжий.. он ведь даже не написал имя адресата. Кому конверт предназначен-то?

— В точку. Фудзивара-семпай с Ино как раз и пошли..

— О, кстати об этом.

Как только Кагуя прочла письмо, а Исигами собирался продолжить, дверь с грохотом открылась.

— Любовные проблемы, пред которыми врачи бессильны, оставьте на меня! Чика-детектив прибыла!

Запыхавшись, секретарь студенческого совета Чика Фудзивара ворвалась в комнату.

На её голове была уже знакомая всем охотничья шляпа, которую она ловко позаимствовала из драмкружка. Почему-то она надевает её каждый раз, когда речь заходит о любовных делах.

Несмотря на то, что у студсовета была нехватка мужской силы, Фудзивара и Кагуя иногда помогали драмкружку с просьбами. Им это нравилось, да и Кагуя иногда косплеила, поэтому Сироганэ не был против.

Прежде президент старался не вмешиваться в дела Фудзивары, однако в этот раз он просто не мог не спросить.

— Зачем ты надела шляпу? Это же не любовная тема.

— Тсс. Ты слишком наивен, Ватсон-кун.

Фудзивара резко махнула пальцем. Прежде чем Сироганэ успел запротестовать, мол, "Кого это ты Ватсоном называешь, не делай из меня своего ассистента", Фудзивара указала на Сироганэ пальцем.

— Мико-тян назвала это письмом с угрозами, но любовного детектива не обманешь! Могу с уверенностью сказать, что это любовное письмо, адресованное девушке. Просто формулировки немного неправильные.

— Нет, это определённо письмо с угрозами.

Твёрдо возразил Сироганэ, однако Исигами нерешительно покачал головой.

— На первый взгляд это действительно так, но мне кажется.. что это любовное письмо. Не хотелось бы такое говорить, но я согласен с Фудзиварой-семпай. Вот только Ино настаивает, что это письмо с угрозами, поэтому у нас две разные точки зрения.

Это всё объясняет. Когда Исигами дал главе прочитать письмо, ничего не сказав, он хотел, чтобы Сироганэ выразил своё собственное мнение.

"Что же, в поступках Исигами есть логика."

— Хах! Чика-детектив всегда права!

Сироганэ выслушал их и отбросил свои собственные суждения на этот счёт. Он не собирался доверять мнению Фудзивары, однако, раз Исигами тоже так считает, то это и правда может оказаться любовным письмом. Президент считает, что казначей наблюдательнее его, поэтому решил не опровергать его точку зрения без весомых доказательств.

— Хм? Секретарь Фудзивара, вы упомянули, что это письмо адресовано девушке, но как вы это определили? Пол не был указан в письме.

— Хах, это потому что.. потому что.. ха?..

Фудзивара склонила голову набок.

— Верно, почему же я подумала, что это любовное письмо, написанное мальчиком девочке? Почерк похож на мужской, но ведь этого недостаточно, чтобы точно знать..

Любовный детектив коснулась своего лба и глубоко задумалась.

Увидев это, Кагуя подняла руку:

— Фудзивара-сан, к слову..

— Прошу прощения! Кто-нибудь может открыть мне дверь?

Обращались где-то снаружи, а поскольку любовный детектив погрузился в мысли, Сироганэ пришлось встать и открыть дверь самому. За ней оказалась Мико Ино.

Её миниатюрная фигурка тащила тяжёлый ящик, на лбу выступали капли пота.

Сироганэ замешкался, ибо не было никаких причин тащить сюда что-либо сегодня.

— А что это?

— Документы, чтобы сравнить почерк. Нужно узнать автора письма, поэтому я позаимствовала анкеты участников спортивного фестиваля.

— Но ведь.. ты могла попросить меня или Исигами помочь. Комитет по спортивному фестивалю довольно далеко, тяжело, наверное, было тащить эту коробку.

— Так не годится, ведь остальные не согласны с моим мнение насчёт письма. Исигами в стороне, даже Фудзивара-семпай думает, что это всё по любви. Но это же точно письмо с угрозами!

Мико произнесла это очень серьёзно, лишив остальных возможности возразить. К сожалению, она запыхалась на середине фразы. Всё-таки с её физической выносливостью тащить эту огромную коробку было тем ещё подвигом.

Но если это нужно для того, чтобы доказать свою правоту, она пойдёт на это без единой жалобы — таков был стиль Мико Ино. Прежде она и Сироганэ соревновались за пост президента студсовета, теперь же ей отведена роль аудитора.

— Ты планируешь найти виновника, сравнивая по очереди почерки? Здесь только бумаг, что даже если мы возьмёмся всем советом вместе, едва ли за несколько дней управимся...

— Не нужно всех беспокоить, я справлюсь сама. Сравнивать почерки непросто, но письмо написано необычно. К примеру, слово "идти" написано одним взмахом, с этой зацепкой можно найти автора быстрее. Не волнуйся, об обязанностях в студсовете и комитете по поведению я не забуду.

Мико решительно отозвалась. В её взгляде не читалось отвращения от тяжёлой работы. Она в самом деле планировала искать автора письма в одиночку. К сожалению, будто бы окуная Ино в холодную воду..

— Будь добра, послушай.

Редко можно было увидеть такую обеспокоенную Кагую.

— Это письмо было адресовано мне. Кажется, я догадываюсь, кто его написал.

— Правда?

— В самом деле?

Сироганэ и Ино удивились. Кагуя выглядела нерешительно, но продолжила:

— Некоторое время назад я получила похожее любовное письмо, мы тогда его обсудили вместе с Главой и Фудзиварой. Похоже, это письмо написал он же.

— Ох, такое и правда уже было.

Президент начал припоминать. Это произошло перед летними каникулами, когда Кагуя получила любовное письмо и ошарашила его, сказав, что пойдёт с автором на свидание. Многое тогда произошло, и в конце плачущая Фудзивара смогла остановить Кагую. Синомия больше не вспоминала об этом, поэтому Президент подумал, что эта тема закрыта..

— Чт-что?!

Мысли Сироганэ были прерваны громким возгласом.

— А как же все бумаги, что я принесла?!

Крик Мико эхом разнёсся по комнате студенческого совета.

В итоге Исигами отнёс всё обратно.

Когда Ино отошла в уборную, Ю поднялся с дивана и сказал: "О, я верну это". Президент даже не успел помощь предложить, как казначей уже вышел из комнаты. На деле Исигами был очень добр к Ино, если бы она обратила на это внимание, их взаимоотношения перешли бы на новый уровень.

Вскоре Ино вернулась в комнату студсовета. Это, конечно, скользкая тема, но Ино довольно часто посещает уборную. Её подруга Осараги Кобати объяснила это так: "Бог сделал Мико маленькой, а особенно — её мочевой пузырь", — и Исигами подвёл итог: "Это явно доставит ей неудобств когда-нибудь".

Поскольку её прогулка с кучей анкет была напрасной, она была так расстроена, что и не обратила внимание на их пропажу со стола.

Сироганэ не был уверен, как поддержать Ино, поэтому кашлянцл и продолжил разговор:

— Подводя итог, Синомия в тот день перед летними каникулами, обсудив всё с нами, явно отвергла автора письма. Тем не менее этот человек вновь начал слать ей письма.

— Именно. Раньше он клал письма в шкафчик для обуви, со временем я вовсе перестала их читать. Поэтому он решил слать письма прямо в комнату студсовета.

Синомия взволнованно объяснила всё, но лицо её было бесстрастным.

— Хм..

Президент кивнул, выказывая беспокойство, но на деле его это не особо волновало.

Его мысли по лицу невозможно было прочесть.

"О, господи! Эти страшные письма откровенно пугают, почему же Синомия такая спокойная?! Неужели она думает, что сможет подкорить своего противника?"

Сироганэ, который неоднократно проигрывал Кагуе, пытался скрыть свои эмоции глубоко внутри.

Пока Кагуя наклонилась, чтобы налить Главе чаю, вскольз упомянула:

— Что же мне делать? Теперь, когда дело дошло до этого, мне придётся обратиться к кому-то за помощью. Но втягивать в это учителей или полицию будет неправильно...

— Хм..


Версия от 27.08.19 01:38